Женская педофилия
1. Размышления сотрудника правоохранительных органов

Педофил в общественном сознании - это однозначно мужчина. Мерзкий самец, посягнувший на человеческого детёныша. За подобное половое преступление, как акт педофилии, то есть растление/соблазнение/насилие над несовершеннолетним ребёнком любого возраста, должно следовать суровое наказание по всей строгости Закона. Это de jure. А де факто - уничтожать надо этих тварей на месте преступления, а ещё лучше до того, как произойдёт непоправимое. Такое мнение царит в нашем обществе…

Всё правильно! Кроме одного. Совсем не обязательно, что педофил - только мужчина. Практически совершенно не известны громкие половые преступления, совершённые женщинами. Вы думаете, их нет? Ошибаетесь! Даже женщины-маньяки имеются. Только о них никто ничего не знает, а те, кто профессионально или, точнее, непосредственно сталкивается - предпочитают почему-то молчать.

У общества сложился стереотип, что насилие направлено исключительно против женщины. Только последние десятилетия в мировых законодательствах термин изнасилования стал бесполым, а в формулировках появились слова о насилии против личности, а не против представительницы «слабого» пола. Заметьте, что феминистки отнюдь не борются за право быть на одной скамье подсудимых с мужчинами, в плане половых преступлений. Об этом принято молчать.

В первые годы Перестройки робко промелькнули газетные статьи о группе девочек-спортсменок (вроде дзюдоистки), изнасиловавших не одного парня, подловленного ими после дискотеки. Большинство посмеивалось, смакуя подробности, где гениталии жертвы запирались висячим замком, шнуром передавливалось основание члена и т.п. Женщины-читательницы брезгливо поджимали губы - что за мужчина дал себя изнасиловать! Фи! Мужчины же самодовольно поигрывали бицепсами-трицепсами - попробуй нас завали…

Чуть позже, когда «тюремная романтика», стала чуть ли не символом постперестроечной эпохи, появились кинофильмы и рассказы о лесбиянках-насильницах в зонах, с которыми круто расправлялись главные героини. Общество признало, что женщина в закрытом пространстве бывает агрессивнее и опаснее мужчины, попавшего в такие же условия. Но снова сыграл стереотип, что, дескать, мужчина из покон веку то в армию попадает, то в тюрьму - генетическая предрасположенность у «сильного» пола к замкнутым коллективам, а вот с женщинами всё настолько сложнее и запутанней, даже разбираться особо в этих «редких» явлениях некому и незачем.

Расскажу маленькую историю, которая произошла в моей практике. Было это в 94-м году. Это был последний год существования в Киеве «Специализированного КВД закрытого типа для женщин». Сколько копий поломали демократы в борьбе за право вокзальных шлюх не лечиться и распространять сифилис (ну и весь остальной «букет» Венеры), эпидемия которого буквально свирепствовала на территории СНГ! Кож-вен «каземат» закрыли, добившись полной свободы для тысяч (!) больных асоциальных женщин.
Условия в этом заведении для жещин были почти тюремные. Как в психушках, всё закрывалось на ручку-ключ, были решётки на окнах и милицейский пост при въезде во двор. Только он пустовал с 91-го года, когда у милиции реально не нашлось ни одного постового на «точку». Здание не ремонтировалось Бог знает сколько лет. Половина окон было бито-клеено лейкопластырем и полиэтиленовыми заплатками. Мрак, короче, полный! И вот туда свозились бомжихи с вокзала, из СИЗО привозили лечиться, милиция имела право привезти и поместить на трое суток любую задержанную женщину на предмет обследования на венерическую патологию.

Поверьте, случайных несчастных там не было. Контингент воистину специализированный. Кстати, когда лавочку прикрыли, я сам, уже в ЦКБ, «вёл» с десяток подследственных, которым не нашлось места в больничном изоляторе СИЗО. И женщины среди них были. И милиционер круглосуточно в палате присутствовал. И наручниками к кровати пристёгивался подобный «поднадзорный» на глазах у остальных десяти- двенадцати сопалатников, когда постовому по нужде приходилось отлучится. А было и такое, когда мента за пивом отсылали. И заведующий мой за голову хватался - не выписать же урку за нарушение больничного режима, а заодно уже «амнистировалась» вся палата, которую щедро поили…

Отвлёкся от «спецухи». Так вот, как-то ночью скучно было «девочкам». Дежурного доктора не было. Только медсестричка двадцатилетняя, да санитарочка пенсионного возраста. «Девочки» выбили дверь в ординаторскую, где спала м/с, затянули в процедурную, и на «вертолёте», т.е. на гинекологическом кресле, пустили девчёнку «на хор»…

Если бы не санитарка, вырвавшаяся каким-то чудом из здания, эта вакханалия продолжалась бы всю ночь. А дело замяли. Жаловаться некому было - девчонка в психушку угодила. Горздрав скромно промолчал. Милиция прокуратуру не побеспокоила. Демократы же чуть ли не саму медсестричку обвинили в соблазнении «обиженных». Заодно и «контору» прикрыли, где так ущемляли права Женщин…

А теперь перехожу непосредственно к тому, с чего начал. Женщина-педофил. Такое ли уж это редкое явление? Не хочу рассуждать о соблазнении несовершеннолетних, достигших половой зрелости, но не достигших юридического совершеннолетия. Я их не осуждаю. Одной даже безмерно благодарен, которая, в свои двадцать, открыла двери в большой секс мне, четырнадцатилетнему.

Я хочу рассказать три реальных примера из совсем иной возрастной категории. Именно эти примеры являются, на мой взгляд, демонстрацией самой настоящей педофилии со стороны женщины к ребёнку.

Пример № 1.

На консультацию к одному маститому дерматовенерологу приходит женщина 28 лет, гражданка одной из бывших Советских республик. Приводит дочку. Дочке 10 лет. У дочки вторичный серопозитивный сифилис (для неспециалистов объясняю - заражение произошло от года до двух, до момента этой консультации). Лечили девочку в России частным образом (тоже не их Родина). Лечили, надо признать, грамотно. Но, увы, безрезультатно. Странное рецидивирующее течение. Так называемый возвратный сифилис. Мой коллега, высочайший профессионал, просмотрев неформальную историю болезни, результаты лабораторных исследований, схемы лечения, заподозрил ВИЧ-инфецирование, пригласил меня, а я притянул ещё и инфекционистов-спидологов.

Результат узкоспециального исследования всё равно потряс всех. Девочка оказалась инфицирована ВИЧ. Особенностью всего консультирования и обследования было то, что саму пациентку ни я, ни мои инфекционисты не видели. Мать категорически отказалась «светиться». Коллега брал кровь, передавал нам результаты всех своих обследований, советовался по схемам лечения и т.п. Напоследок проверили мать. Здорова! Ситуация была довольна странная и нестандартная. Если бы не особенности течения её сифилиса, то можно было бы предполагать о донорском или инъекционном пути передачи ВИЧ. А так вот напрашивался ошеломляющий вывод о половом пути передачи. Но смотрел ребёнка «наш» детский гинеколог. Я потом ещё раз переспрашивал, девочка была девственницей. Никаких признаков вагинально-анальных половых контактов у неё не было.

Не принято у нас выяснять что-либо о частной клиентуре, но в такой ситуации я всё-таки позволил себе полюбопытствовать. И коллега признался, что мать, язык не поворачивается назвать её матерью, занималась сутенёрством. И продаваемое тело - было телом её родной дочери. Именно поэтому она не лечила ребёнка у себя на Родине, а ездила по СНГ, где не боялась ответственности за своё преступление.

Как рассказал коллега, эта женщина особо не переживала за жизнь своего ребёнка, но явно переживала за опасность для своего источника дохода, задавая вопросы, как предохраняться клиент.. кам (!). Да! Клиентами были лесбиянки-педофилки. Не знаю, как назвать по-другому. Подробностей я, естественно, не знаю. Меня неприятно поразила нечистоплотность коллеги, взявшегося за такой случай. Хотя, я понимаю, что сделать он ничего не мог (точнее мог только отказаться, но это его дело, как поступать). Никто не стал бы заниматься раскруткой подобного преступления, совершённого на территории чужого государства, гражданами чужой страны…

Пример № 2.

Подруга моей кумы имеет дочку. Было тогда дочке года четыре. Обычный вечер. Мама собирается уложить девочку спать, ведёт в ванную помыть. Моет. Когда дошло дело до подмывания, мама обратила внимание, что девочка нестандартно реагирует - закатывает глаза, активно подставляется под материнскую руку. Если бы девочка промолчала, то скорее всего никто бы ничего и не узнал. Но, когда мать убрала руку, девочка капризно потребовал: «Ещё!», а на молчаливое недоумение матери обиженно заявила, что: «Тётя Маня (имя произвольное) не останавливается!» Тётя Маня - двадцатипятилетняя воспитательница в детском садике. Знаю, что в милицию никто не обращался. Отец девочки решил проблему в духе 90-х - конкретно и навсегда…

Пример № 3.

Расскажу теперь о своём детском садике. Помню те времена смутно, но эту особенность моего воспитания не забывал никогда.

Моя воспитательница была тридцатилетней женщиной. Что-то в этом роде, точнее. По крайней мере, её дочке, приходившей после школы к нам в садик, было не более семи-восьми лет. Самым страшным наказанием в нашей группе - было следующее: провинившийся мальчик (девочек так не наказывали) на весь тихий час ставился абсолютно голый на широченный подоконник, лицом на улицу. Детский садик располагался на первом этаже дома, стоящего вторым от угла с центральной улицей города. Руки надо было держать за спиной. Стоять провинившемуся приходилось все два часа дневного сна…

Более мягкое наказание для хулигана - это спать с воспитательницей. Даже дети понимали, что таким образом предотвращалась возможность сорвать тихий час всей группе. Только вот спать надо было голеньким. И никто (!) никогда (!) не рассказал родителям, что был таким образом наказан. Воспитательница мастерски научила скрытничать и обманывать, обещая, что не расскажет сама маме о наказании, если будешь, типа, хорошо себя вести после сна. Кстати, в постельку к воспитательнице попадали и девочки…

Что могу сказать. Подробностей особо не помню, но чётко вспоминаю, что меня страшило и влекло это «наказание». У воспитательницы были очень нежные руки. Всегда чуть влажные. Она гладила по спинке, а потом подкладывала одну ладонь вниз живота, продолжая убаюкивать другой рукой…

Я совершенно не понимал, что происходило, но уверен был, что родителям нельзя рассказывать. Может, боялся дополнительного наказания за плохое поведение, а может понимал, что в кроватке с «тётей» совершаются нестандартные действия.

Вот такие три примера. Мне кажется, что об этом надо говорить. У многих из нас растут дети. Все мы, родители, переживаем за них. Но часто, на некоторые проблемы мы по привычке ли, по стандарту какому-то, просто закрываем глаза, надеясь на авось. А так нельзя! Почему я всё это написал. Да месяц назад позвонил мне друг. Болтаем о детях. Его сын тоже в первом классе, как и мой. Он со смехом говорит: «У нас училка - продвинутая. Щёлкает пацанов по ширинкам, говорит, что не пройдёт и пары лет, когда их «писюны» познакомятся с настоящей жизнью…»

Я ему ответил, что надо бы по голове эту учительницу постучать. Он говорит, «да брось - фигня». А фигня ли?


Крайне редко, но все же бывает так, что взрослая женщина растлевает маленького мальчика, не достигшего половой зрелости. В литературе описаны случаи, когда в XIX веке и начале XX века гувернантки сожительствовали со своими малолетними воспитанниками. В наше время мальчиков растлевают только психически больные или умственно отсталые женщины. Из-за психического дефекта такие женщины не имеют возможности для нормальной интимной жизни со взрослыми мужчинами. Они приучают ребенка лизать свои половые органы (куннилингус) или стимулировать клитор рукой, а сами стимулируют его половой член, добиваясь эрекции или приятных для ребенка ощущений.

Но в реальной жизни вряд ли есть случаи, когда взрослую женщину в уголовном порядке наказывают за растление или действия сексуального характера по отношению к несовершеннолетнему. Обычно такие подростки предпочитают молчать и скрывают происшедшее даже от родителей.
                                2. Охотницы до мальчиков

Сексуальная связь взрослой женщины с подростком может быть эпизодической,  в этом случае речь не идет о перверзии (сексуальном отклонении непатологического характера). Но может быть и устойчивое влечение женщины именно к мальчикам-подросткам с отсутствием интереса к мужчинам. В этом случае идет речь о перверзии (сексуальном извращении), которая называется эфебофилией.

В жизни многих мужчин была связь со взрослой женщиной, когда они сами были ещё несовершеннолетними. Некоторые женщины любят выступать в роли наставницы, обучая мальчика всем премудростям плотской любви. Могут быть материнские чувства к подростку. А некоторым женщинам нравятся именно искренность, привязанность и романтические чувства подростков, они отдают им предпочтение перед мужчинами, считая тех более циничными и эгоистичными.
Общество негативно относится к тому, что взрослая женщина имеет длительную сексуальную связь с подростком, и такие женщины предпочитают скрывать свои пристрастия. Эту проблему нельзя оценивать однозначно.

Во многих случаях чувства бывают обоюдными  подросток влюбляется в свою взрослую любовницу. Лично я затрудняюсь оценивать такие случаи. Мне их приходилось видеть немало, и обычно конфликт происходил, когда вмешивались другие люди, чаще всего, родители подростка. Их тоже можно понять  никто не хочет, чтобы сына растлевала взрослая женщина. Сами разновозрастные любовники чаще всего отчаянно отстаивали свое право на любовь и требовали, чтобы все оставили их в покое.

Современные подростки созревают рано и нередко живут половой жизнью со своими сверстниками и сверстницами. Поэтому арбитром здесь быть сложно. Сочувствие и сопереживание вызывают все участники конфликта  и влюбленный подросток, которому родители запрещают встречаться с любимой, и женщина, которую все осуждают, и родители, которые беспокоятся о сыне.

Но бывают и такие случаи, когда женщина принуждает подростка к интимной близости,  не обязательно с помощью физического насилия, а используя его зависимость или психологической давление. Могут быть угрозы, запугивание, шантаж.

Кириллу 15 лет, он высокий, красивый мальчик, выглядит старше своих лет, спортсмен. У него была девочка, в которую он был влюблен, встречались около года, жили половой жизнью. В 8-ом классе его стала буквально преследовать тренер женской баскетбольной команды. Она постоянно попадалась ему на пути, когда он шел в спортзал, заигрывала с ним, говорила двусмысленности, предлагала провести вечер вместе, навестить её дома, приходила на тренировки и наблюдала за ним, под разными предлогами заходила в раздевалку, когда он переодевался.

Она ему совершенно не нравилась, но ему как-то неловко было ответить грубостью взрослой женщине. Мальчик стал избегать её, прибегал с опозданием, надеясь, что та подумает, будто он пропустил тренировку, а если она выходила из тренерской ему навстречу, быстро бежал по коридору, говоря, что опаздывает. Он старался постоянно находиться среди остальных ребят, чтобы женщина не подошла с очередным приглашением. Ребята из команды стали над ним подшучивать, советовали переспать с ней, но эта крупная рослая женщина внушала подростку ему чисто физическое отвращение. К тому же у него была любимая девочка.

Видя его негативное отношение, тренер как-то намекнула ему, что от неё в немалой степени зависит, включат ли его в основной состав юношеской сборной, она может и замолвить за него словечко, и сказать против, и его тренер её послушает, так как он её давний приятель. Ее преследования Кирилла тяготили, и он даже подумывал перейти в другой клуб.

Однажды, когда они были на соревнованиях в другом городе, тренер вошла в номер Кирилла, когда соседа не было, якобы спросить его, примет ли он участие в экскурсии, которую для них организовали, потом ещё о чем-то спрашивала и несмотря на явное смущение подростка, села рядом, обняла его за плечи. Кирилл сидел напряженный, не зная, как себя вести. Нагрубить или оттолкнуть взрослую женщину ему не позволяло воспитание. Когда она стала расстегивать ему брюки, он резко вскочил и возмущенно спросил: «Зачем вы это делаете? Как вам не стыдно?! Вы же в матери мне годитесь!» Она в ответ засмеялась и сказала, что это не имеет ровным счетом никакого значения, в любви нет возраста, а если он ещё девственник, то она будет ему хорошей учительницей. Она вновь предприняла свои попытки и почти стянула с него брюки, несмотря на его сопротивление, и в этот момент вошел руководитель сборной вместе с двумя ребятами из команды. Все застыли на месте, а женщина заявила, что Кирилл сам заманил её в свой номер и домогался её.

Кирилла строго отчитали «за аморальное поведение», чуть не исключили из команды. Как он говорит, самым обидным для него было то, что никто за него не вступился, хотя все видели, что она многие месяцы сама его преследовала. К тому же он чувствовал себя опозоренным, так как ребята отпускали шуточки и намекали, что он импотент, поэтому бегал от этой женщины, как черт от ладана. Не выдержав всего этого, подросток предпринял попытку самоубийства.

Если идет речь о растлении несовершеннолетнего или принуждении к действиям сексуального характера, к половому акту,  то тогда это попадает под статью 134 нового Уголовного кодекса. Но в реальной жизни вряд ли есть случаи, когда взрослую женщину в уголовном порядке наказывают за растление или действия сексуального характера по отношению к несовершеннолетнему. Обычно такие подростки предпочитают молчать и скрывают происшедшее даже от родителей.

Крайне редко, но все же бывает так, что взрослая женщина растлевает маленького мальчика, не достигшего половой зрелости. В литературе описаны случаи, когда в прошлом веке и начале нашего века гувернантки сожительствовали со своими малолетними воспитанниками. В наше время мальчиков растлевают только психически больные или умственно отсталые женщины. Из-за психического дефекта такие женщины не имеют возможности для нормальной интимной жизни со взрослыми мужчинами. Они приучают ребенка лизать свои половые органы (куннилингус) или стимулировать клитор рукой, а сами стимулируют его половой член, добиваясь эрекции или приятных для ребенка ощущений.

8-летнего Толю мать отправила на все лето в деревню к бабушке. Он бывал у бабушки и раньше, но обычно вместе с матерью, а в тот год у неё не было летнего отпуска. В выходные мать привезла сына, а потом уехала. С прежних приездов Толя знал многих соседей бабушки, был рад с ними снова встретиться. Целыми днями с ватагой деревенских мальчишек они носились по улицам, бегали на речку купаться, ловили рыбу, ходили в лес. Бабушка была старенькая, внука не слишком контролировала, проблем с ним у неё не было.

Примерно через неделю соседка затопила баню, и бабушка Толи попросила её взять с собой в баню мальчика и помочь ему помыться, так как сама болела и в баню давно не ходила. Со слов матери Толи, о 35-летней соседке деревенские жители говорили, что она «со странностями». У неё было две дочери, прижитых неизвестно от кого, мужа никогда не было, так как она считалась «уродиной», и её временными сожителями были только приезжие строители и разнорабочие.

Со слов мальчика, соседка сначала помыла своих дочерей, а потом позвала Толю. Намыливая его, она стала «играть» с его пенисом, приговаривая: «Ты смотри, что у нас уже есть! Почти настоящий мужчина!» Толя её не стеснялся, так как знал много лет, а нравы в деревне были простые, некоторые дети до 3-4-летнего возраста бегали без штанишек. Раздражение половых органов мальчику было приятно, и спустя некоторое время у него возникла эрекция. Соседка продолжали «играть» с его пенисом, и в какой-то момент Толе стало «хорошо» и очень приятно. Соседка рассмеялась и сказала, что он теперь стал «настоящим мужчиной», а потом легла на лавку и попросила Толю тоже «поиграть» с нею. Она показала мальчику, где он должен гладить, и как он сам потом рассказывал, через некоторое время «вся задергалась» и стала громко стонать. Ребенок испугался, что сделал не так, поэтому ей больно, но женщина спрыгнула с лавки, подхватила мальчика на руки и стала кружиться и целовать его, сказав, что ей тоже было «очень хорошо». Она просила ничего не рассказывать бабушке, сказав, что это теперь «их секрет», он уже «большой» и должен поступать «как большой». И Толя ничего не сказал бабушке.

Через неделю все повторилось. На этот раз соседка сама предложила Толиной бабушке помыть мальчика в бане, и та охотно согласилась. Так было несколько раз, а потом соседка стала приглашать мальчика к себе, когда дочерей не было дома. Вначале она стимулировала половой член ребенка и доводила его до оргазма, а потом просила гладить свои половые органы.

Однажды, когда у Толи была эрекция, она даже попыталась совершить с ним половой акт, но мальчик не знал, что нужно делать, хотя она ему показывала, как он должен двигаться, но у него ничего не получилось, и в дальнейшем она отказалась от этой затеи.
Так продолжалось все лето. Своим приятелям Толя рассказал, чем они занимаются с соседкой, гордился, что он уже «большой», они ему завидовали и однажды даже подглядывали в окно, когда Толя «играл» с соседкой. Чтобы увидеть все в подробностях, они залезали друг другу на плечи, те, кто стояли внизу, толкали и торопили тех, кто имел доступ к окну, и в конце концов вся куча-мала с хохотом и визгом свалилась на землю.

Соседка выбежала, что-то накинув на себя и разогнала их. Но бабушка Толи так ничего и не узнала. Вернувшись в конце лета домой, Толя однажды попросил мать «поиграть» с ним так же, как это делала «тетя Варя». Мать сначала не поняла, о каких «играх» идет речь, а когда сын снял штанишки и показал, как делала «тетя Варя», мать мальчика пришла в ужас и привела ребенка ко мне на консультацию.
В подобных случаях самое главное  разрушить сложившуюся ассоциативную связь между приятными ощущениями, которые испытывал ребенок, и теми действиями, с помощью которых он испытывал оргазм. Без подкрепления оргазмом со временем все забудется, и сексуальность ребенка восстановится в нормальных возрастных рамках.
Если у вас нет возможности проконсультироваться с детским психиатром или сексопатологом,  нужно переключить внимание ребенка на что-то другое и, конечно же, избавить его от общения с растлительницей.

Да и вообще  допуская в свою семью кого-то, приглашая к ребенку няню, будьте очень осмотрительны. Повнимательнее приглядитесь к ней, как она относится к ребенку, нет ли каких-то странностей в поведении. А то возможны драматические события. Приведу два таких случая из своей практики.

Случай первый.

Семену 8 лет, он тихий, послушный, крайне впечатлительный мальчик, с детства боялся темноты, засыпал только при свете. Когда он засыпал, мать на цыпочках входила в его комнату, чтобы потушить свет, но он спал очень чутко, просыпался от малейшего шороха, и если свет был потушен, начинал громко плакать и звать мать. Она была вынуждена подолгу лежать с ним рядом, дожидаясь, пока он уснет, а потом старалась очень тихо уйти. Но чаще всего он снова просыпался и она опять оставалась с ним.

В 4-летнем возрасте мать отдала его в детский сад, чтобы иметь возможность работать, но с первых дней Сема так жалобно плакал, не отпускал её, цеплялся за её одежду, умоляя не оставлять его, что у неё сердце разрывалась от жалости. Мальчик всех боялся, даже воспитательниц и детей, все время плакал, и промучившись две недели, мать забрала его и уволилась с работы, чтобы иметь возможность самой быть с сыном.

Когда Сема пошел в школу, мать отводила его и забирала после уроков. Она работала на полставки, чтобы иметь возможность вовремя забирать мальчика, так как тот категорически не хотел оставаться в школе на продленный день и с нетерпением ждал прихода матери. Одноклассников тоже боялся, во время перемены не выходил в коридор, а сидел за своей партой. Со временем привык к учительнице и старался держаться поблизости от нее.

Засыпал Сема по-прежнему с матерью. Порой та была вынуждена оставаться на всю ночь в комнате сына, так как проснувшись среди ночи, он уже не мог уснуть, все время проверял рукой, на месте ли мать. Засыпал ребенок лишь под утро, а утром она не могла его добудиться; нередко из-за этого он пропускал школу.

Летом после окончания 2-го класса мать с сыном гостили у своих родственников в Подмосковье. У хозяев была 18-летняя дочь, которая хотела учиться в Москве, но ей негде было жить. Мать Семена пригласила её к себе, сказав, что будет кормить её и платить, если та согласится забирать мальчика из школы и гулять с ним, чтобы она имела возможность работать на полную ставку. Родители девушки согласились.

По умственному развитию девушка явно «не дотягивала» до своего возраста, бегала и играла с ребенком, как-будто они были ровесниками, и мальчик быстро привязался к будущей няне и охотно проводил с нею время. В августе девушка приехала к ним и пыталась поступить в училище торговли, но со слов матери Семена, она была с такой «с придурью» (то есть, с явной задержкой умственного развития), что даже не знала, что для поступления нужно сдавать экзамены (!), поэтому оказалась к ним совершенно не готова. Эта девушка еле-еле закончила 8 классов сельской школы, а потом работала в тепличном хозяйстве, так что поступить в училище, где был высокий конкурс, у неё не было никаких шансов.

Девушке её новая работа нравилось, так как отпали проблемы с жильем и питанием, были и свободные деньги (мать Семена хорошо платила няне), и такая жизнь её вполне устраивала. По вечерам она никуда из дома не выходила, так как боялась заблудиться в незнакомом ей городе, и мать Семена вздохнула с облегчением, так как у неё и мужа появилась возможность ходить в кино или в гости.

Мальчик охотно оставался с няней и играл с ней. Она забирала его из школы, гуляла с ним во дворе, кормила его и сидела рядом, когда он готовил уроки. Спала она в комнате мальчика. Вначале родители Семена ставили для неё на ночь раскладное кресло, но Сема вечером капризничал, требовал, чтобы или мать, или няня лежали рядом с ним, пока он не уснет, и няня стала спать на кушетке в его комнате.

Как произошло растление, неизвестно, так как его мать ничего не замечала в течение полугода. Но однажды ночью, проходя мимо их комнаты, она услышала стоны девушки и решив, что ей плохо, тихо вошла в комнату и включила не верхний свет, а бра, боясь разбудить сына. Она увидела, что оба не спят, её сын лижет половые органы своей няни, а та мнет руками его половой член.

Женщина громко закричала, на крик прибежал её муж, стащил няню с постели и отхлестал по щекам, приказав ей немедленно убираться. Но мальчик вцепился в девушку руками, обнимал её и кричал, что он её любит и не хочет, чтобы она уходила. Родители оставили девушку до утра, забрали сына в свою комнату, а утром отправили её обратно в деревню, дав ей денег и приказав никому о случившемся не рассказывать.

Мальчик всю ночь плакал, утром наотрез отказался идти в школу, весь дрожал и стучал зубами. Он ничего не ел несколько дней, постоянно плакал, звал няню, отталкивал родителей, говорил, что ненавидит их, не спал ночами, и родители были вынуждены поместить его в психиатрическую больницу.

Второй случай.

Ко мне на прием родители привели 19-ти летнего юношу. У Алексея были жалобы на пониженное настроение, чувство безысходности и одиночества. В беседе выяснилось, что в детстве у него была няня, слабоумная женщина, которую родители привезли из деревни. Она жила у них, спала в детской, и с 4-летнего возраста заставляла мальчика лизать свои половые органы. Если ребенок плакал и отказывался, растлительница больно щипала его или крутила за ухо, грозя, что если он не подчинится или что-то расскажет родителям, то она превратится в ведьму и заколдует его. Ему было страшно, он плакал, но в конце концов подчинялся. Няня внушала мальчику страх и отвращение  она была толстой неопрятной женщиной, от неё противно пахло, но он её очень боялся и ничего не говорил родителям.

Леша рос пугливым, вздрагивал от резких звуков, часто плакал, плохо спал, просыпался от ночных кошмарных снов и весь в слезах, громко звал мать. Родители считали его нервным и ранимым ребенком, никогда не только не наказывали его, но даже не повышали на него голос и терялись в догадках, отчего мальчик так плаксив и всего боится. Отец предлагал проконсультировать сына у детского психиатра, но мать возражала, полагая, что визит к врачу испугает ребенка.

Когда Леша пошел в школу, то со слезами упросил родителей, чтобы они оставляли его на продленный день, только бы не видеть ненавистную няню. Родителям же он сказал, что так ему легче готовить уроки. В 6 часов няня забирала его из школы и по дороге домой «шипела» свои угрозы. К этому времени родители были уже дома, и мальчик старался все время проводить рядом с ними, со страхом ожидая ночи. А ночью няня побоями и угрозами вновь заставляла его стимулировать свои половые органы или мастурбировала в его присутствии. Когда она начинала стонать и сотрясаться в конвульсиях, ребенок, не понимая, что с ней происходит, с тайной радостью надеялся, что она задохнется и умрет.

Так продолжалось до тех пор, пока Леше не исполнилось 12 лет. В няне он уже не нуждался, но она выполняла всю домашнюю работу и по-прежнему жила у них. К этому времени Леша уже многое знал из рассказов сверстников, тяготился своей «постыдной тайной» и больше всего на свете боялся, что кто-нибудь из одноклассников об этом узнает. Себя он считал «грязным подонком» и «слабовольной тряпкой», но в силу особенностей характера не мог противостоять жестокой няне.

Когда Леша учился в 5-ом классе, во время медицинского осмотра школьный врач обратила внимание, что руки, грудь и спина мальчика в синяках от щипков. Она стала расспрашивать его, а Леша расплакался и выбежал из её кабинета. Врач рассказала обо всем классному руководителю, а та была поражена. Родители Леши  интеллигентные люди с высшим образованием, педагог не раз обсуждала с ними, почему он так боязлив, сторонится одноклассников и часто плачет по любому пустяку.

Решив, что родители систематически истязают ребенка, учительница вызвала их в школу. Те были просто потрясены. Дома они устроили допрос и няне, и Алексею. Он признался, что она его истязает, а о её сексуальных домогательствах ничего им не рассказал  ему было стыдно, он боялся, что его будут презирать даже родители. Няню отослали в деревню, но мальчик был по-прежнему подавлен, замкнут и плаксив.

Со временем острота его переживаний несколько сгладилась, но тем не менее, многие годы он мучился от комплекса неполноценности. Его сверстники ухаживали за девушками, а Алексей презирал самого себя и считал, что он недостоин общаться с девушками.

Закончив школу, он поступил в институт, но и среди сокурсников был одинок. Для себя он писал трагические стихи о своей «загубленной жизни», о том, что «обречен на одиночество». Однажды листок с его стихами случайно оказался на столе сокурсницы, которая решила, что они посвящены ей. Она со смехом зачитала стихотворение перед всей группой, спрашивая, кто из ребят является её воздыхателем. На Алексея она даже не подумала, решив, что автор  парень, которой ей нравился, и кокетливо добиваясь у него признания в авторстве.

Придя домой, Алексей пытался отравиться, выпив какие-то таблетки из домашней аптечки, но потом сам испугался и вызвал искусственную рвоту. Почему он так поступил  и сам не знает. К той девушке он не испытывал никаких чувств, просто ему показалось, что все сразу догадаются о «его позоре».

После этого случая он длительное время был подавленным, рассеянным, почти не спал ночами, а днем «клевал носом» на лекциях и запустил занятия. Летнюю сессию не сдал и родители, боясь, что его отчислят из института, решили оформить академический отпуск якобы по болезни. Терапевт не обнаружил у Алексея никаких оснований для освобождения от учебы, а невропатолог после обследования порекомендовал обратиться к психиатру.

По материалам:  Мужчина и женщина: искусство любви (Еникеева Д., психолог)



У нас, как видим, за это не судят, и в основном даже не осуждают (читаем ниже), а вот у НИХ:
Секс с ребенком - последствия...
 
В американском штате Висконсин вынесен приговор женщине, которая признана виновной в растлении 13-летнего ребенка. Великовозрастная развратница по меньшей мере 8 раз занималась с мальчиком сексом.

Суд округа Виннебаго признал 42-летнюю Терезу Кантралл виновной в сексуальных домогательствах и растлении 13-летнего подростка. Судья Скотт Уолдт приговорил подсудимую к 8 годам лишения свободы. Все это время женщина будет находиться под усиленным наблюдением.

"Вы сделали все, чтобы прийти к интимной близости с ребенком, - обратился судья к подсудимой.- Это тот случай, когда преступники соблазняют детей, чтобы принудить их к сексу".

По данным следствия, обвиняемая домогалась мальчика на протяжении девяти месяцев: с августа 2007 года по май нынешнего. За это время она успела 8 раз вступить с ним в интимную связь.

На процессе Кантралл просила суд о снисхождении, заявив, что сожалеет о содеянном и осознает ошибку, однако суд остался непреклонен к ее просьбам.

"Это не было ошибкой, - заявил судья Уолдт. - Ошибка - это то, что делается невольно, а Вы прекрасно осознавали свои действия и намеренно шли на это (преступление)".

Прокурор запрашивала для подсудимой от 10 до 15 лет лишения свободы.

Адвокат обвиняемой Линда Мейер обратилась к суду с просьбой определить свою подзащитную на условный испытательный тюремный срок до одного года. По ее словам, обвиняемая готова понести наказание, но переживает, что ее тюремное заточение может негативно сказаться на психике мальчика, который беспокоится за великовозрастную возлюбленную.
 
http://smi.marketgid.com/news/1587

Вот несколько типичных комментариев "наших" на эту статью (на том же сайте):


Чё такого то) она же не заразила его ничем радовался бы пацан лучше…

Да там скорее всего пацан и не жаловался, поделился, наверное, радостью с друзьями, кто нибудь из них родителям сказал.. ну и пошло поехало...

Да этого судью самого судить надо...и бабу и пацана обломал на долгие годы...

Правильно сделали что посадили! Просто представьте ситуацию наоборот, 42-ух летний мужик был бы виноват, стопудова. Главное, мужикам насиловать девочек нельзя, а женщинам насиловать мальчиков что ли можно??? Бреееед!!!!!!!!!!

Всему есть в жизни место. И не то плохо, что был секс... Не уверен, но допускаю, что парень отымел бы какую нибудь 11-13 летнюю... И что в результате? Появилась бы еще одна заступоренная на сексе или противница секса вообще... О чем спор? О том, что парень не мог сопротивляться? О том, что мадам не смогла устоять? Или о морали? Вообще то, что комментируем?

Эта баба пацану услугу сделала!)) а её в тюрьму за это! не хороше получа!!!!!!

Какое насилие, вы чё? Насильно член не встанет... у меня был такой опыт начиная с 12 лет, и не с одной, и огромное им спасибо, меньше дрочил (но всё равно дрочил, мало было) и по ночам в трусы не кончал, две из них были моими учительницами, ну не сорок лет конечно но лет по 30 было..., кайф был неописуемый, и если бы такой урод их бы посадил, я бы его тогда по своему детскому максимализму..- прирезал бы, или кирпичом с крыши охавячил бы... придурок судья, а жена сейчас тем моим любимым спасибо говорит)))) к стати, мне 50 лет и е…у ещё в хвост и гриву))) закалка с детства!!!

Ну, моя первая женщина была 28 лет, а мне было 12,5 лет! И я нисколько не жалею! И что? Мне об этом плакать? Я ей благодарен. Она показала мне прелести моих достоинств, сделала меня мужиком наконец!

Осудили несчастную женщину не за что! Я вот например вспоминаю себя в 13 лет, так для меня в том возрасте был верх мечтаний иметь секс с сорокалетней женщиной! Пацану повезло несказанно, за что же его благодетельницу судить? Она же его осчастливила! Это же не мужик испортил 13-ю девочку, тогда да, за это не только судить, за это ещё и кастрировать нужно, а тут совсем другое дело. Мальчика этим невозможно испортить, он и так онанизмом занимается и при этом всё это представляет для возбуждения. Ещё скажите, что это не так! Давно доказано, что все мальчики (ну почти все, более 90%) в этом возрасте мастурбируют!

Не могу согласится с судьей что подросток получил травму в свои 13 лет от секса с женщиной старше его! Я считаю что судья больной! Законы больные и напрашивается один вывод что больные и те которые принимают на вооружении таких законов. Я считаю с одной стороны счастье для молодого человека, и для его партнерше не грех. Грех и позор тем, кто осудили - считаю ни за что женщину, на такой срок. Она же не заразила его половым путем. Страх - болезнь от секса в 13 это смешно слушать. Она учила ласкать женщину! Рано это... ? - не им судить... Аргументирую; если акация зацвела на неделю раньше, мы - же не судим природу... За это можно пожурить не более. А если это им нравится, почему нет? Даже месяц наказания, это много! А парень дрянь! Другого способа отойти в сторону он не мог найти?...

Мой муж домогался меня, когда ему было 13 с половиной лет, а мне в то время было 27. Маялся пацан, а я была непреклонной, да и смешил его возраст. Да и к чему он мне нужен-то был? Внимания ровесников и, по крайней мере, совершеннолетних поклонников и так было с преизбытком... Думала, перебесится парень... фиг вам... Близость случилась у нас, когда ему уже 19 лет исполнилось. "Девственником"-таки мне достался. Зато слепила из него великолепного мужчину и влюбилась в то, что получилось. Мы женаты 5 лет, 14-летней разницы в возрасте абсолютно не видно. Мы счастливы! Родила ему сына. Муж иногда ударяется во воспоминания о том, как добивался меня аж 7 лет и как ему жалко этого "потерянного" времени и тут же делает мечтательный взгляд и говорит: "Вот если бы ты меня тогда в 13 лет совратила... вау... мы бы из постели не вылазили все те 7 лет, как щас не вылазим..." ЗФ. Любви все возрасты покорны и возраст тут ни причём, если люди сознательно идут на близость и оба осознают эту потребность, то всё остальное - просто предрассудки. Не нам их судить... У мужчин есть свойство, которого не наблюдается у женщин: не хочет - не встаёт. А большинство нормально развитых пацанов обычно как раз лет с 13-ти начинают интересоваться противоположным полом с сексуальной точки зрения и из любопытства как раз большинство "пробуют" и "меряются пиписьками"... А в США менталитет другой - не так мозги у всех работают. Но одно верно: всё зависит от воспитания и "своего времени".
    КОММЕНТАРИЙ:

Вопрос вовсе не в том, хорошо это или плохо (что одному мед, то для другого может быть отрава...), а в том, что на фоне всеобщей педоистерии, поднятой в последние годы, мы можем не "сотворить добро" (особенно по отношению к детям), а руководствуясь установками, привитыми нам этой истерией, в место добра для ребенка, сделать ему хуже, ...благими намерениями выстлана дорога в ад. НЕ НАВРЕДИ!
СОВРАТИТЕЛЬНИЦА!

Когда говорят о сексуальном насилии над детьми, которое стало повседневной реальностью нашей сумасшедшей жизни, перед глазами встает образ злодея папаши, заигрывающего со своей невинной дочуркой...

А вот чтобы своего несовершеннолетнего сынулю соблазняла... мать? О таком многие из нас слышат впервые. Однако реальность оказалась страшнее, чем мы могли себе представить. Оказывается, в каждом пятом сексуальном преступлении, связанном с насилием над ребенком, замешана именно мать.
Девчонки более откровенны, чем мальчишки. Видимо, поэтому они охотнее идут на контакт с правоохранительными органами и подробно рассказывают о том, как все было. Мальчишки - народ сдержанный и стеснительный. В основном они глотают по ночам слезы, рыдают в подушку и никому не рассказывают о том, что с ними проделывает распрекрасная мамочка.

Все началось после того, как 6-летнего Петю с мамой оставил отец. В день, когда Пете исполнилось 9, мама пришла в его комнату, села к нему на кровать и начала рассказывать всякие интересные истории. Потом она наклонилась, поцеловала сына в губы и дотронулась до самого заветного места на его теле. Парнишка покраснел. Ему стало стыдно, и он понял, что сейчас происходит что-то, чего на самом деле не должно быть.

До того вечера между матерью и сыном существовали самые обычные отношения, какие бывают между родителями и детьми во всех семьях, - с задушевными разговорами, спорами, ссорами, ласковыми рукопожатиями и поцелуями примирения. Петя во всем доверял матери. Он считал, что она желает ему только добра. Но как жестоко он ошибался. После той ночи все резко изменилось. Теперь мать приходила к нему в комнату по 3 раза в неделю. Она раздевалась, ложилась в его постель и начинала его трогать.

Однажды мать попросила, чтобы и он потрогал ее в запретном месте. Петю затошнило, и он выскочил из комнаты. В туалете его вырвало.

Сейчас Петя вырос. Ему уже 40. Но ощущение брезгливого ужаса до сих пор преследует мужчину. Каждый раз, когда он ложился в постель с женщиной, у него начинались позывы на рвоту. Он так и не переспал ни с одной женщиной, кроме своей матери.

Когда Пете исполнилось 12, он приехал возбужденный и загорелый из спортивного лагеря, где влюбился в девочку, и все ночные приключения с мамой отошли на задний план. Та почувствовала неладное. Ночью она пришла к Пете, и тот, в конце концов, уступил ее просьбе. Теперь мать навещала сына каждую ночь. Так продолжалось до тех пор, пока Петя не подрос. Тогда мать потеряла к нему всякий интерес. Все закончилось так же неожиданно, как и началось. Когда ему исполнилось 18, Петя ушел из дома.

Сейчас, по прошествии стольких лет, Петя не испытывает к матери никаких чувств. Отношений с женщинами Петя так и не смог наладить. Теперь у него есть друг Рома, которого он любит и с которым живет одной семьей. С матерью он не встречается.

Вот как комментируют такие жизненные ситуации (оказывается, и за рубежом они не редкость) немецкие специалисты.

Один из них - западногерманский эксперт Александр Маркус Гомес долгие годы посвятил изучению проблемы сексуального насилия над детьми. Плодом его исследований стала книга «Совращенный матерью», которая вызвала шок в европейском цивилизованном обществе, ибо там открыто говорилось о фактах, которые до сих пор замалчивались.

- Господин Гомес, женщина - совратительница несовершеннолетних является редким исключением?

- Ни в коем случае. Большинство экспертов утверждают, что каждое пятое сексуальное насилие над ребенком совершается женщиной, а 70% всех жертв - мальчики.

- Что за женщины совершают такие ужасные преступления?

- Две трети всех случаев приходятся на матерей, выбирающих в качестве объекта насилия собственных сыновей. Встречаются среди соблазнительниц и бабушки, тети и няни. Но у них у всех есть одно общее. В основном все они воспитывают сыновей в одиночку. Таких среди насильниц 60%.

- Почему они так поступают?

- Во-первых, чтобы показать свою власть, а во-вторых, чтобы таким образом отомстить партнеру или насильнику. Так как нередко они сами в детстве были жертвами насилия, иногда со стороны отца. Получение же сладострастного удовольствия стоит у них на последнем месте.

- Мальчиков какого возраста они предпочитают?

- Как подсчитали эксперты, жертвами мамаш становятся мальчишки в возрасте от 7 до 9 лет, а треть изнасилованных и того младше.

- Есть ли отличие в том, как мальчики и девочки воспринимают такие действия родителей?

- Мальчики воспринимают все происшедшее гораздо трагичнее. Они уже никогда не смогут стать полноценными юношами и мужчинами, играющими активную роль в партнерстве. Многие опасаются, что станут голубыми.

- Какие изменения в психике наблюдаются у таких жертв?

- У многих пропадает всякое чувство привязанности к кому-либо. Кто-то кончает жизнь самоубийством, кто-то начинает пить, а кто-то уходит в наркотики. А некоторые сами переходят в разряд насильников. В любом случае отпечаток на их психике остается неизгладимый. До недавних пор проблема не поднималась во многом из-за того, что мальчишкам стыдно рассказывать о том, что с ними проделывает самая святая для них женщина.

Вот еще случай: http://topnews.ru/media_id_5284.html
eXTReMe Tracker